Понедельник, 25.06.2018, 03:26 Приветствую Вас, Гость
mail@soldiersfathers.ru
Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Календарь
«  Июнь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Главная » 2013 » Июнь » 24 » Жизнь — Отечеству, честь — никому!
19:23
Жизнь — Отечеству, честь — никому!
Жизнь — Отечеству, честь — никому!Сегодня тема Великой Отечественной войны извращена. Понятиям гражданского долга, чести, героизма нет места на экранах, в государственных программах, литературе. Ходовой товар — приспособленчество и дворовой жаргон: «Без лоха и жизнь плоха». Все брошено ради карьеры — семья, здоровье, друзья. А если кто с трибун провозглашает о своих высоких чувствах к Отчизне, то явно преследует шкурные цели. Потому что любовь не бывает публичной. Публичной бывает антилюбовь. «Бойся тех, кто кричит «Родина!», «Народ!» Они первые же и продадут», — утверждали мудрецы.

Чтобы не превратиться в стадо жующих «иванов», надо периодически обращаться к прошлому, ярким историческим примерам, когда долг, честь считались высшими ценностями, признаком благородства души, а защита Родины отождествлялась с защитой своего достоинства. Когда не было иного величия, кроме величия Родины и своего исполненного долга перед ней.

К приятному удивлению, 9 мая и во Львове, и в Киеве показало, что старые ценности еще живы. Украина вышла отдать долг победителям в войне, по праву названной Великой Отечественной. Потому что не было, наверное, в СССР семьи, которой не коснулась она. А следовательно, и победа в ней — Великая, хоть и «со слезами на глазах».

Это же подтвердил накануне всеукраинский опрос: 82% граждан считают 9 Мая днем Великой Победы. Если бы Западная Украина испытала хоть малую долю ужасов, принесенных фашистами на Большую Украину, число преклонившихся перед подвигом народа было бы близким к 100%.

1941 год — наименее освещенный, покрытый тайнами и наиболее богатый на трагические события. Стойкость воинских частей и соединений, героизм бойцов и командиров не могли переломить ход общего отступления, беспорядка и массы военнопленных. Пленных было так много, что это стало неожиданностью даже для немцев. Разбитые, дезорганизованные, покинутые командирами или выполнившие команду бросать оружие и расходиться... А сколько было сдавшихся сознательно, ожидавших этого часа? С кем власть обошлась несправедливо и кто не считал своим долгом защищать ее?

Рассуждать о долге легко, когда не стоишь перед страшным выбором, когда жизнь не бьет и не испытывает. Еще легче, когда благополучно подходит к концу. А если она искалечена и душа озлоблена, и нет ни сил, ни желания обуздать ее?

Что-то похожее испытывают сейчас граждане к Украине, ставшей злой мачехой. Особенно русские в ее западной части, где они родились, жили, считали ее своим малым отечеством и вдруг оказались нежелательными, агентами врага и даже оккупантами.

Как относиться к такой Родине? Стоит ли отделять ее от власти, от государства?

Проблема измены в первый год войны была достаточно серьезной на всех уровнях Красной Армии. Причем измены двойной: сдавшиеся в плен вступали в немецкие воинские формирования. Историки и специалисты насчитали таких до 1,5 млн. за все 4 года войны. Из них русских — 400 тыс, украинцев — 250 тыс, «мусульманских соединений» — 400 тыс. Это значит, что каждый четвертый советский военнопленный в той или иной мере воевал против своей Родины. Кто из мести, кто из малодушия, а кто из корысти.

Правда, зафиксировано немало случаев, когда из полицейских формирований и РОА целые подразделения уходили к партизанам. Но было это, в основном, начиная с 1943 г.

Самым постыдным явлением была измена элиты армии — генералов, командиров дивизий, корпусов, армий. Одни перебегали к немцам добровольно, как генерал А. Власов или зам. начальника штаба Северо-Западного фронта генерал Ф. Трухин. Другие соглашались сотрудничать, будучи уже плененными. К сожалению, таких случаев было немало.

Изменивший присяге военачальник — крайняя низость души. Предательство в высоких чинах — противоестественно и редко. Более природным, нравственным для генералитета Красной Армии выглядел поступок генерала. Д. Карбышева, заявившего: «Я — солдат, и я остаюсь верен своему долгу». Он принял мученическую смерть, но стал символом стойкости.

В то же время в частях, где своевременно приняли меры, не дожидаясь указаний, где готовились обороняться, первые дни войны не стали неожиданными и обескураживающими. Военно-морской флот 22 июня не потерял ни одного корабля или самолета, отразил все налеты авиации благодаря заранее отданному приказу открывать огонь без предупреждений, если появится противник. Где с начала боевых действий командиры контролировали ситуацию, воодушевляли подчиненных личным примером, боеспособность была на должном уровне. Такие подразделения не были ни сокрушены, ни сломлены. Не было там и массовой сдачи в плен.

Уже тогда немецкие генералы, прошедшие по Европе парадным маршем, осознали, что СССР — не Польша, не Франция, не «колосс на глиняных ногах».

В целом 1941 г. обнажил нездоровое состояние Красной Армии, с каким она подошла к 22 июня. Репрессии в стране, в том числе в армии, не прошли даром. Значительная часть уцелевших военачальников и выдвинувшихся из недавних командиров батальонов были деморализованы, боялись принимать ответственные решения, проявлять инициативу. Оставшиеся в живых маршалы оказались бездарными. Военные решения часто принимало политическое руководство, что нередко приводило к еще большим потерям.

Трагедия 1941 г. уходит корнями в политическое противостояние 1920-30-х гг., троцкизм и борьбу с ним в стране. Впервые обвинение в измене или политической неблагонадежности было брошено такому числу военных. К тому же в стране, находившейся во враждебном окружении и накануне войны. Это противоречит здравому смыслу. Что и подтвердили выпущенные осенью 1941 г. из лагерей командиры: возглавив крупные воинские формирования, они стабилизировали к концу года обстановку на фронтах. Тем самым доказали свою невиновность и преданность Отечеству.

Лишь двое из 68 освобожденных ушли к врагу.

Поставить гражданский долг выше обид и личных трагедий возможно только сильным личностям. Независимо от чинов, должностей и возраста. Большая часть досрочно освобожденных из ГУЛАГа и переданных Красной Армии заключенных, а это почти 1 млн. чел., достойно проявили себя в боях. Более 100 тыс. были награждены орденами и медалями, 5 стали Героями Советского Союза.

Война провела проверку на профессионализм и нравственность. В первую очередь среди руководящего и начальствующего состава. Продемонстрировала моральные качества народа. И здесь не обойтись без упоминания о советских военнопленных, отказавшихся воевать на стороне врага. До сих пор они незаслуженно обойдены вниманием властей, историков и литераторов. За годы войны в концлагерях погибли около 3 млн. бывших солдат и офицеров, еще 1,5 млн. выжили в тех нечеловеческих условиях. Значит, 4,5 млн. не решились изменить Родине. Это ли не жертвенность, не подвиг?

Поставьте себя на их место. Сможете отказаться от соблазна продлить жизнь в нормальных условиях, а может, даже остаться живым, когда вам от 20 до 30 лет, пропаганда твердит о близкой победе Германии, а вербовщики манипулируют приказом № 270 от 16.08.41 г., по которому большинство оказавшихся в плену приравнивалось к предателям? Альтернатива отказу — вероятная смерть от голода, болезней, мучений. За их спинами не стояли ставшие «притчей во языцех» заградотряды, каждый решал свою судьбу самостоятельно. Верх взяли внутреннее неприятие предательства и надежда на благоприятный исход войны, после чего разберутся по каждому случаю.

Галичине, где служба полицаем или надзирателем в лагерях считалась престижным занятием, не понять, как это «схидняку» презирать живущего по соседству бывшего полицая. До самой смерти тот не имел ни имени, ни отчества, лишь прозвище «полицай». С тем прозвищем и умер.

В этом отличие менталитета двух частей Украины. Отвращение к предательству, как и неприятие какого-либо сотрудничества с врагом, у русского человека находится на подсознательном уровне. Как бы ни складывалась его жизнь тяжело или сурово, то была его жизнь. Вооруженному пришельцу в ней места не было. Он был врагом всегда, когда приходил на Русь. И всегда приходил с Запада, за исключением татаро-монголов.

Еще и по этой причине немало наших граждан относится настороженно к Европе, несмотря на многолетнюю оголтелую пропаганду «евровыбора» и фактическое отсутствие контрпропаганды. В Беларуси же, через которую шли основные потоки завоевателей, большинство населения до сих пор неприязненно к Европе.

Готовность народа защищаться, идти на жертвы не зависит от форм правления. Власть приходит и уходит, Отечество неизменно. Демократическая Франция капитулировала через 6 недель. Потомки дерзких и могучих викингов, датчане, вовсе не рискнули сопротивляться. Англия, мастерица политических интриг и закулисных сделок, потенциальная жертва, вздохнула с облегчением лишь после 22 июня, одномоментно превратившись из злейшего врага СССР в его приятеля. Тем не менее, все делала, чтобы избежать участия в серьезных боевых операциях.

В советское время, в пору гласности, неоднозначно трактовали приказ НКО № 227 от 28 июля 1942 года — «Ни шагу назад!». В борьбе с врагом всегда были герои. Были также трусы и паникеры, к которым во все времена применяли суровые меры. И это считалось нравственным у народов, не желавших опускаться на колени. Приказ № 227 — крайне суровый, даже жестокий. Он засвидетельствовал, что, отступая, страна оказалась в опасной ситуации. Отступление порождало неверие и трусость. Нужна была победа, как под Москвой.

«...После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 пудов хлеба и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит, загубить себя и загубить, вместе с тем, Родину. Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв...».

«Ни шагу назад!» поставил рядовых и генералов перед выбором, как погибнуть, — достойно или быть расстрелянными. Он внес внутреннее успокоение у одних, подействовал отрезвляюще на других. Активизировал инициативу. В то же время обрекал на неоправданные жертвы при выполнении ошибочных, порой бессмысленных приказаний, которые, к сожалению, тоже присутствовали.

Война — всегда процесс кровавый, когда воюют, чтобы победить.

Результат применения приказа № 227 сказался уже в Сталинграде. Победа вдохновила не только армию, но и тыл. Надежду получило население, оказавшееся в оккупации.

От Сталинграда «земля закрутилась на запад».

Украине есть чем гордиться в той войне. Нашими земляками получено более 2,5 млн. орденов и медалей, 2069 чел. — Герои Советского Союза, 400 полных кавалеров Ордена Солдатской Славы. Один лишь 100-тысячный город Краматорск на Донбассе дал 23 Героя!

Украинцы воевали в национальных армиях Польши, Чехословакии, Франции, Канады, США.

Среди Героев Советского Союза:

• И. Кожедуб, трижды Герой в 25 лет, сбивший 62 самолета;
• К. Ольшанский, командир 68-ти морских десантников, отличившихся при взятии г. Николаева. Все участники удостоены звания Героя, 55 из них — посмертно;
• В. Березняк, легендарный «майор Вихрь», спасший Краков от разрушений. Почетный гражданин Кракова, но объявленный врагом УПА;
• П. Рыбалко, маршал. Во многом благодаря прорыву его танковой армии немцы покинули Львов, что спасло его от бомбардировок и разрушений. «Незалежная» городская власть переименовала ул. Рыбалко во Львове на честь С. Петлюры, продавшего Галичину полякам. Чехи же до сих пор чтут его имя за освобождение Праги;
• А. Маринеско, подводник, «личный враг Гитлера»;
• И. Черняховский, командующий фронтом в 38 лет;
• С. Ковпак, А. Федоров — легендарные партизанские командиры;
• В. Маргелов, отец советских ВДВ;
• А. Берест, поднявший вместе с Егоровым и Кантария Знамя Победы над рейхстагом;
• В. Порик, национальный герой Франции.

Не всем известно, что летчик И. Даценко, главный персонаж украинского фильма о вожде индейцев в Канаде, был сбит над Львовом, пленен бандеровцами и передан фашистам. Других летчиков, М. Лиховца и А. Краснянского, тоже украинцев, но посмевших отстреливаться, бандеровцы сожгли заживо, облив бензином. Это к утверждению националистов о том, что УПА воевала только с НКВД.

В рядах Красной Армии насчитывалось около 600 тыс. женщин. Они были не только врачами, санитарами, связистами, но и участниками боевых действий — снайперами, пулеметчицами, водителями танков. Много женщин было в авиации, целые женские эскадрильи и полки. И здесь украинки достойно показали себя:

• Е. Зеленко — единственная среди женщин, совершившая воздушный таран;
• Л. Литвак сбила 17 самолетов;
• М. Долина совершила 72 успешных вылетов на бомбометания.

Немало женщин участвовало в партизанском движении, подполье. Но основная тяжесть легла на их плечи в тылу. На производстве, в сельском хозяйстве, на промыслах приходилось овладевать мужскими профессиями. Вместе со стариками и подростками работали в голод и холод по 12-14 часов без выходных и праздников, ухаживали за младшими детьми, выстаивали в очередях за продуктами. Еще успевали немножко жить для себя... «Я и лошадь, я и бык. Я и баба, и мужик!». И то было правдой.

Невероятно, откуда бралось столько сил!

Всего за годы войны около 200 тыс. женщин работников тыла, фронтовиков, партизан и подпольщиц были награждены орденами и медалями. Больше 150 стали Героями Советского Союза и Героями Социалистического труда. «Из одного металла льют медаль за Бой, медаль за Труд». Закономерно, что образ женщины воплощен в символе Матери-Родины!

Переиначив несколько известное высказывание, повторим его вслед за сказавшим: «Если бы можно было собрать цветы всего мира и положить их к вашим ногам, то даже этим мы не смогли бы выразить свое восхищение вашим мужеством и преданностью долгу».

Отдельная тема — дети войны. Звучит невообразимо и несовместимо: дети и война. Война лишила их детства. В тылу они быстро взрослели, работая наравне со взрослыми, недоедали, недосыпали; осаждали военкоматы, часто завышая возраст, убегали на фронт, становясь там сынами полков, юнгами. В оккупации испытали все ее бедствия, уходили в партизаны. В концлагерях гибли от истощения и медицинских экспериментов.

Посему, определение «дети войны» крайне неверно. Точным будет «жертвы войны». Дети войны — это рожденные в конце войны и в годы разрухи.

На фронтах было почти 3,5 тысячи юных бойцов. Еще больше — в партизанских лесах. Немало из них принимали участие в боевых действиях.

Все мы помним Героев Советского Союза:

• З. Портнову, 17-летнюю разведчицу, расстрелянную после допросов и пыток;
• Л. Голикова и В. Котика, 14-летних подрывников, погибших в бою;
• М. Казея, 15-летнего подрывника, взорвавшего гранатой себя и окруживших его фашистов.

Но еще были орденоносцы: дважды расстрелянная Н. Богданова, В. Казначеев, М. Глазок, В. Дубинин, В. Жайворонок, В. Коробко, М. Давидович, взорвавший себя и полицаев. И еще много других... «Я люблю жизнь, я еще очень молод, — писал Н. Кузнецов, — но Отчизна требует от меня пожертвовать своей жизнью. Я сделаю это».

Погибшие подростки не дожили и до его возраста. Но долг защитников Отечества успели исполнить.

Таких подвигов немецкие дети не совершали, не пускали под откос эшелоны, не подрывали себя «в 15 мальчишеских лет». Женщины не участвовали в десантных отрядах, не таранили самолеты. Солдаты и офицеры их не закрывали грудью амбразуры, не вызывали огонь на себя. На территории Германии не было партизанского движения. Она, Германия, задолго до 9 мая смирилась с поражением.

Немец — человек практичный. Русский — душевный, а потому жертвенный.

На подвиг нельзя уговорить, и нельзя к нему принудить. Это состояние души. Как броситься в горящую избу или выхватить малыша из-под колес. Можно не делать, не рисковать жизнью. Но после будет стыдно. А кто чувствует стыд, тот чувствует долг.

Любить Отечество — не значит надеть вышивную сорочку или подпеть гимну. Любовь к Отечеству — это исполнение гражданского долга, когда требуется.

В годы войны за мужество и героизм защитникам Родины вручено свыше 38 млн. орденов и медалей, 11 тыс. человек признаны Героями Советского Союза. Многие посмертно.

Постарайтесь осознать: 74% Героев — в возрасте до 30 лет! Самый расцвет жизни.

Им, известным и оставшимся неизвестными Героям, павшим в боях и уже отошедшим, посвящаем строки из «Песни о соколе»:

«Пускай ты умер... Но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, свету».

Сегодня, когда нам в герои навязывают негодяев, — это кощунство над историей. Когда нас пытаются унизить, обзывая хохлами и малороссами, выставляют оккупантами наших отцов и дедов — это от бессилия и никчемности «истых украинцев».

Когда на Львовщине оскверняют могилы павших воинов, из которых около половины украинцев, — это инстинкт генетически недоразвитых существ.

Не опускайте головы, друзья! В истории Украины «хохлы и малороссы» неизменно чистили таким «пыски», они были и остаются лидерами в культуре, науке, производстве, спорте.

Мы — наследники империи, и этого не нужно стыдиться. Великобритания, Франция, Германия — до сих пор имперские державы, но их население не страдает комплексом вины за неблагонравные действия прошлых властей — колониальные войны, грабежи народов и прочие преступления. США являются мировым жандармом, и американцы кичатся этим.

Не каждый народ способен создать империю. Русские, украинцы, белорусы ее создали. В той империи было плохое и хорошее. Но так устроен человек, что плохое забывается, а хорошее остается.

Надейтесь на лучшее.
Автор Григорий Борисенко, Иван Иконяк, г.Львов
Первоисточник http://www.vremia.ua/rubrics/istoriya/3975.php
Просмотров: 402 | Добавил: soldiersfathers | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]