Понедельник, 21.01.2019, 17:36 Приветствую Вас, Гость
mail@soldiersfathers.ru
Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Календарь
«  Июнь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Архив записей
Главная » 2015 » Июнь » 16 » От полкового суда до военной полиции
13:32
От полкового суда до военной полиции

Зарождение армейских органов дознания в России уходит корнями в дореволюционный период и связано с проведённой императором Александром II в 1864 году законодательной реформой.

Утверждённые им Судебные уставы, в том числе Устав уголовного судопроизводства, коренным образом изменили судоустройство, процессуальное право Российской империи и процесс расследования преступлений. Слов "органы дознания" устав не содержал, но в нём был закреплён термин "дознание". Наряду с предварительным следствием, которое проводилось следователями при окружных судах и судебных палатах, устав регулировал дознание. Его вправе было проводить и военное начальство.

Военное начальство имело те же полномочия в дознании, что и полиция. Статья 1237 устава устанавливала, что "военное начальство в отношении к обнаружению и первоначальному исследованию проступков и преступлений военнослужащих действует на основании правил, предписанных в статьях 250-261-й". Положения этих статей в свою очередь определяли пределы процессуальных полномочий полиции.

Суть дознания военного начальства на данном этапе состояла в обнаружении признаков преступления, розыске преступника, производстве первоначальных следственных действий и передаче материалов дознания следователю.

* * *

В 1867 году императором Александром II были утверждены Военно-судебный и Военно-морской судебный уставы, действовавшие до конца существования Российской империи. Они комплексно регулировали порядок привлечения военнослужащих к уголовной ответственности, явились основой формирования и функционирования военных судебно-прокурорских органов и органов дознания.

В штат судебных органов, кроме полковых судов, входили военные и военно-морские прокуроры и их помощники, которые не подчинялись военному командованию, а обеспечивали надзор за исполнением законов в ходе дознания и следствия.

Военно-судебные уставы предоставляли широкие полномочия военному начальству в дознании и в целом в уголовном преследовании военнослужащих. Полковой командир, являясь органом дознания, назначал председателя и двух членов полкового суда из подчинённых офицеров. В отличие от порядка, установленного Уставом уголовного судопроизводства, преследование военнослужащих по Военно-судебному уставу возбуждалось исключительно военными начальниками, включая командира полка. Для начала дознания офицером полка, а также предварительного следствия военным следователем командир издавал распоряжение. В случаях необходимости производства следствия военное начальство по прибытии следователя передавало ему все материалы дознания, оказывая в последующем содействие. Когда же военное начальство считало неправильным производство следствия в отношении офицера, а военный прокурор при окружном суде был обратного мнения, вопрос решался вышестоящими должностными лицами вплоть до военного министра, который этот вопрос обсуждал с министром юстиции.

Дознание проводилось только в случае, если обстоятельства деяния были недостаточно понятны. По общему правилу в ходе дознания военное начальство все нужные ему сведения собирало посредством розысков, словесными расспросами, не делая ни обысков, ни выемок в домах. Однако, когда подозреваемый был застигнут при совершении преступления, а также когда до начала предварительного следствия следы преступления могли бы изгладиться, военное начальство заменяло следователя во всех следственных действиях, не терпящих отлагательства. Но допросов обвиняемых и свидетелей оно не делало, кроме случаев, когда кто-либо из них оказывался "тяжко больным и представлялось бы опасение, что он умрёт до прибытия следователя".

По окончании как дознания, так и следствия по делу, подсудному полковому суду, а также, когда дознание не назначалось, командир полка предавал лицо суду либо привлекал его к дисциплинарной ответственности. Если проводилось дознание по более тяжкому преступлению, сообщал военному следователю о необходимости производства предварительного следствия, уведомляя об этом военного прокурора. Командир утверждал приговор полкового суда. Мог его смягчить в пределах своих дисциплинарных прав, а при несогласии с решением суда представлял дело со своим мнением в военно-окружной суд и извещал об этом полковой суд.

Эти суды в системе военных судов занимали важное место. За 15 лет с 1871 по 1885 год из общего числа поступивших в военные суды дел ими было рассмотрено 60%.

О масштабе проблем с преступностью в армии в тот период свидетельствует следующее - до Февральской революции в русской армии было 195 тысяч дезертиров, к 1 августа 1917-го - 365 тысяч, а к Октябрьской революции - около 2 миллионов.

Октябрьские события 1917 года кардинально изменили устройство страны. Советская власть Декретом Совета народных комиссаров (РСФСР) о суде № 1 упразднила все судебные учреждения, институты судебных следователей и прокурорского надзора. Взамен были организованы местные суды, в том числе на фронтах, а также революционные трибуналы. Предварительное следствие временно было возложено на судей местных судов и следственные комиссии при революционных трибуналах. С созданием в феврале 1918 года регулярной Красной Армии в её рядах на фронтах и в армиях были сформированы революционные военные трибуналы. По подсудным им делам военное командование выполняло функции органа дознания, именуемые в настоящее время исполнением письменных поручений следователей.

Расследование преступлений по делам, подсудным фронтовым, полковым судам, осуществлялось следственной комиссией из трёх членов, назначаемых комиссарами дивизий по соглашению с постоянным судьёй. Сам судья и два очередных заседателя такого суда избирались "прямым, равным и тайным всеобщим голосованием полка. В дальнейшем председатель и судьи полкового суда выбирались комиссаром, а при его отсутствии - командиром части из списков, утверждённых на общих собраниях рот. Вне компетенции полкового суда были дела, подсудные революционным военным трибуналам, в том числе о деяниях командиров и комиссаров частей, при которых учреждены полковые суды, равных и вышестоящих военнослужащих.

Распоряжение о проведении дознания давалось военными начальниками и комиссарами отдельных частей, а также полковым судом. Ими же для производства дознания назначались подчинённые. Проведение дознания могли поручать начальники гарнизонов и коменданты. С момента взятия под стражу срок дознания ограничивался двумя неделями. "Оконченные дознания передавались тому, кто распоряжался о его производстве", а затем в полковой суд.

В середине 1919-го, как до революции, командование имело большие полномочия в дознании. Расследовало преступления с направлением дел в суд. Видна преемственность по отношению к тем полномочиям, которые имело полковое начальство по Военно-судебному уставу 1867 года. К 1 октября 1921 года полковые суды были расформированы, а в обстановке перехода от Гражданской войны к мирному строительству возникла объективная необходимость создания прокуратуры как самостоятельного государственного органа по надзору за соблюдением законов.

И в мае 1922 года в составе Наркомюста была учреждена Государственная прокуратура. Один из помощников прокурора республики руководил военными прокурорами, состоявшими в штатах революционных военных трибуналов. Одной из их задач был надзор за проведением дознания в военном ведомстве.

* * *

УПК (РСФСР) 1922 года определил круг органов дознания. Это были милиция, уголовный розыск, органы Госполитуправления, а также правительственные учреждения и должностные лица. Но их перечень не уточнялся.

Инструкция для производства дознания в военном и военно-морском ведомствах 1923 года органами дознания определяла командиров и начальников отдельных воинских частей и учреждений, а также комиссаров при них.

В августе 1926 года военные прокуроры на местах были отделены от военных трибуналов и преобразованы в самостоятельные органы при военных округах, флотах, отдельных армиях, корпусах, дивизиях и других соединениях, где имелись военные трибуналы. В январе 1929-го были внесены изменения в Положение о военных трибуналах и военной прокуратуре, наделявшие органы дознания правом прекращать дела, если не устанавливались признаки преступления.

* * *

Прямое упоминание об органах дознания в войсках было включено в УПК (РСФСР) 1929 года. Кроме командиров и комиссаров отдельных воинских частей и учреждений к ним отнесены командиры и комиссары войсковых соединений. В обязательном порядке предварительное следствие производилось по 70 из 203 составов преступлений, в том числе только по 9 из 30 воинских.

Инструкция Главного военного прокурора органам дознания РККА 1933 года запрещала направление материалов дознания прокурору без твёрдо выраженного и мотивированного мнения командира (комиссара) части о необходимости предания суду. Материалы дознания ими направлялись военному прокурору с кратким заключением без составления обвинительного заключения. Срок дознания в трое суток военный следователь или прокурор продлевал до 14. Если дознанием наличие признаков преступления не устанавливалось, оно прекращалось краткой резолюцией командира, комиссара. В инструкции появился термин "дознаватель".

Имевшиеся на тот момент у органов дознания полномочия оставались практически неизменными до принятия УПК 1960 года. Отмечу лишь, что в декабре 1933-го Главная военная прокуратура была определена структурным подразделением в Прокуратуре Союза ССР. В октябре 1939-го создана Главная прокуратура ВМФ. А в декабре 1940-го в подсудность военных трибуналов переданы все дела о преступлениях военнослужащих, а военнообязанных - во время сборов.

* * *

С первых дней Великой Отечественной войны система органов военной прокуратуры была приведена в соответствие со структурой войск. Созданы военные прокуратуры фронтов, армий, корпусов, дивизий, флотов и флотилий. 12 ноября 1942-го - за неделю до контрнаступления Красной Армии под Сталинградом - приказом наркома обороны введена в действие Инструкция Главного военного прокурора органам дознания Красной Армии. В тот же период приказом наркома ВМФ введена в действие Инструкция по производству дознания в Военно-Морском Флоте СССР. Ими были внесены некоторые коррективы в работу органов дознания в условиях войны.

На флоте дознание начиналось с вынесения дознавателем постановления о производстве дознания. В условиях военного времени расследование должно было заканчиваться в одни сутки, а в отдельных случаях - до трёх. По инструкции органам дознания Красной Армии, если в продлённый военным прокурором срок дознания до 14 суток оно не завершалось, то материалы дознания передавались военному следователю для производства следствия, а лица, по вине коих безосновательно затянулось дознание, привлекались к ответственности. По делам, по которым следствие было обязательно, неотложные следственные действия производились, если следователь не мог прибыть в ближайшие часы. Если после производства неотложных следственных действий командир части принимал решение о направлении обвиняемого в штрафную часть, он прекращал дознание, не передавая материалов следователю. Материалы дознания о лицах среднего начальствующего состава для направления в штрафной батальон представлялись командиру соединения для издания приказа о направлении в штрафбат.

В компетенции командира части были вопросы предания суду лиц рядового, младшего начальствующего состава, а также вольнонаёмных. Материалы дознания в отношении них после предъявления обвинения, объявления обвиняемому об окончании расследования и ознакомления со всеми материалами дела передавались прокурору с обвинительным заключением. Командир части накладывал в нём резолюцию о согласии с ним. Материалы дознания в отношении лиц среднего и старшего начальствующего состава без предъявления обвинения и составления обвинительного заключения передавались военному следователю для окончания расследования. При прекращении дела командир утверждал своей подписью постановление. В боевой обстановке дознание прекращалось его резолюцией и постановление могло не выноситься.

* * *

Одной из краеугольных новелл принятого в 1960 году нового УПК РСФСР явилось введение в уголовный процесс стадии возбуждения уголовного дела с вынесением постановления об этом.

* * *

По действующему УПК 2001 года органами дознания в войсках являются командиры частей, соединений, начальники военных учреждений и гарнизонов, а с февраля 2014-го и начальники органов военной полиции Вооружённых Сил.

Они не вправе расследовать преступления в полном объёме. Они обязаны принять и проверить сообщение о любом преступлении, а по результатам вынести решение: о возбуждении дела, об отказе в этом либо о передаче сообщения по подследственности. По возбуждённому делу производят неотложные следственные действия до 10 суток, после чего дело передают через военного прокурора руководителю военного следственного органа. Детально их процессуальная деятельность регламентирована соответствующей инструкцией, утверждённой заместителем Генерального прокурора - Главным военным прокурором в октябре 2014 года и введённой в действие приказами министра обороны и руководителей иных силовых ведомств.

Соответствующим приказом министра обороны к числу начальников органов военной полиции Вооружённых Сил как органов дознания отнесены: начальник Главного управления военной полиции; начальники региональных управлений в четырёх военных округах и на Северном флоте; военные коменданты гарнизонов; начальники региональных и территориальных ВАИ; а также начальники территориальных отделов дознания. Последние Минобороны планирует ввести в этом году.

Полномочия между начальниками органов военной полиции и иными органами дознания Вооружённых Сил разграничены в упомянутом приказе министра обороны. Поясним, в чём заключается это разграничение. До 1 декабря этого года компетенция начальников органов военной полиции - преступления подчинённых, а также иных военнослужащих и лиц гражданского персонала, если они обнаружены военной полицией или ей поступило сообщение. Полномочия командиров соединений, воинских частей и учреждений - преступления подчинённых, кроме случаев, когда деяния находятся в компетенции военной полиции. Компетенция начальников гарнизонов - преступления военнослужащих и гражданского персонала, не проходящих службу (не работающих) в частях данного гарнизона, но совершивших преступления в расположении гарнизона, кроме случаев, когда этим должна заниматься военная полиция.

С этого года разграничение полномочий органов дознания Вооружённых Сил иное. Поэтому по решению Коллегии Минобороны от 29 мая с.г. к 1 сентября с.г. министру обороны должна быть представлена перспективная структура органов военной полиции. А с 1 декабря планируется, что начальники органов военной полиции в Вооружённых Силах возьмут на себя основной объём процессуальной работы. Командиры соединений, частей, начальники учреждений и гарнизонов - по тем сообщениям, что сейчас, но в случае невозможности проведения доследственной проверки военной полицией в установленные УПК сроки.

Таким образом, на протяжении 150 лет институт армейских органов дознания развивался и изменялся под влиянием исторических событий. Но, несмотря на политическую конъюнктуру и правовые новеллы, неизменным приоритетом его деятельности всегда оставалось и остаётся обеспечение законности и правопорядка в войсках.

с 1 декабря планируется, что начальники органов военной полиции в Вооружённых Силах возьмут на себя основной объём процессуальной работы.

Генерал-майор юстиции Максим ТОПОРИКОВ, начальник управления надзора Главной военной прокуратуры.

 

Источник: Главная военная прокуратура

Просмотров: 286 | Добавил: soldiersfathers | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]