Вторник, 19.06.2018, 07:17 Приветствую Вас, Гость
mail@soldiersfathers.ru
Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей
Главная » 2016 » Сентябрь » 25 » Об очковтирательстве и его причинах
01:13
Об очковтирательстве и его причинах
Об очковтирательстве и его причинах
 
"Власть всегда обязана говорить правду, даже если эта правда не всегда доставляет положительные эмоции".
Д. Медведев. Российская газета. 11 сентября 2016 г.


Практически все мы были свидетелями либо участниками очковтирательства. О чем идет речь? Наверное, большинство из нас видело спрятанные за полотнищами с нарисованными на них красивыми кирпичиками и гламурными окошечками старые разваливающиеся дома вдоль дороги, где планируется проезд высших должностных лиц страны. Сюда же можно отнести и свежий асфальт на дороге перед приездом важных начальников, и своеобразные отрепетированные спектакли с заранее известными вопросами высокого уровня начальникам. Примерами очковтирательства являются доклады о выполнении плана на 100%, когда это не соответствует действительности, о завышенной успеваемости в школах и вузах, о раскрытии всех преступлений правоохранительными органами на определенной территории, о голосовании, в котором приняло участие 100% населения, и т.п.
 


В толковых словарях русского языка дается следующее определение очковтирательства: это намеренный обман с целью представить что-либо в более выгодном свете, чем есть на самом деле. Очковтирательство зиждется на приукрашивании действительности, т.е. в представлении ее другому человеку в более выгодном положении, чем на самом деле, в затушевывании недостатков или умалчивании о них. Суть «втирания очков» — в противопоставлении показываемого и реального. Очковтирательство проявляется в виде показухи, т.е. действий, рассчитанных на внешний эффект.

При этом ложь в докладах может выражаться не только в виде обмана, искажения реальных данных, но и в виде умалчивания. Об этом писал Л.Н. Толстой: «Мало того, чтобы прямо не лгать, нужно стараться не лгать отрицательно — умалчивая». Выпячивание одних сторон, замалчивание других — типичный способ дезинформации.

Во всех таких случаях четко прослеживается специфическая характеристика этой разновидности обмана — намеренное введение в заблуждение должностных лиц либо населения.

Почему же это происходит?

Начнем с того, что у многих чиновников имеется обязанность с определенной периодичностью готовить и отправлять в вышестоящие и контролирующие органы различного рода доклады и отчеты. Эти документы должны содержать реальную, объективную информацию. Подписывая официальный документ, должностное лицо должно отвечать за свою подпись.

Сведения, поступающие в таких докладах, нужны старшему начальнику для осуществления контроля. Доклады подчиненных наверх представляют собой обратную связь о результативности управления, информируют руководителей о соответствии фактических результатов деятельности ожидаемым или желаемым. Иначе власть без механизма контроля выполнения своих решений отрывается от действительности и теряет смысл существования, система «идет вразнос». Руководителю нужно знать, насколько хорошо или плохо он работает. Поэтому отчетность нужна руководителю для повышения уровня его управления. Другое дело, что иногда отчетность сама по себе превращается в главный вид деятельности чиновника, по сравнению с которой меркнет все остальное.

К чему приводит вранье в докладах? Поясним на примере.

Командир полка в докладе указывает, что вся имеющаяся в полку техника является полностью исправной, укомплектованной и боеготовой. Соответственно, старший начальник, изучая такие доклады, принимает решение, что выделять денежные средства на ремонт имеющегося в полку вооружения и техники, на доукомплектование техникой или ее списание не требуется. Однако если неисправная техника в воинских частях имеется, то боеготовность воинской части ставится под угрозу, воинская часть может не справиться с поставленными задачами, соответственно, могут быть не выполнены и планы боевого применения взаимодействующих воинских формирований, и т.д.

В армейской среде очковтирательство еще более опасно, чем в обычной жизнедеятельности, поскольку напрямую завязано на жизни людей и независимость государства. Ошибок военного управления мало видно в мирное время. Они по-настоящему, а не на бумаге, будут видны только в боевой обстановке. Приведу примеры из истории Великой Отечественной войны.

Вот как описывал вред обмана в докладах командир 3-й гвардейской бригады морской пехоты К. Сухиашвили: "Элементы очковтирательства, ложные доклады проходят безнаказанно. Трудно получить от соседа правдивую обстановку, для установления правды приходилось производить разведку на соседа и разоблачать его во лжи. Так, 8 ГСД (8-я гвардейская стрелковая — знаменитая панфиловская дивизия), обойдя укрепленный узел Сичева, дает мне обстановку: дорога открыта, Сичева взята. Рассчитывая, что дорога свободна, я неожиданно наткнулся на сильно укрепленный узел, где оборонялся противник. Моя необстрелянная бригада внезапно попала под сильный оружейно-пулеметный огонь, а потом и минометный огонь. Желание рапортовать, что, мол, я быстро продвигаюсь вперед, заставили, видимо, командира дивизии обмануть вышестоящее командование и меня как соседа; в результате лишние жертвы, но только не у него, а у соседа.

Безнаказанно проходит дело по отношению виновников больших потерь. Из практики убедился, что, если армейские командиры докладывают: "Приказ выполняется, медленно двигаюсь вперед мелкими группами", это значит, что сосед стоит на месте и хочет обмануть необстрелянного соседа, а своим подчиненным передает: "Вы так, полегонечку, делайте вид, что наступаете". Противник наваливается сначала на одного, самого активного, а самые активные бывают новые, необстрелянные части.

Очковтирательства и неправильного доклада младший должен больше бояться, чем неисполнения приказа. За неисполнение приказа кругом пугают расстрелом, а неправильным докладом я протягиваю время. Сказать, что не могу наступать, нельзя, а не наступать и докладывать: "Выполняем приказ, медленно ползем вперед мелкими группами" можно, и никто не расстреляет".

Что изменилось с той поры? Наша страна не находится в состоянии крупномасштабной войны, из-за очковтирательства, пожалуй, не гибнут люди, но стиль работы многих руководителей остается прежним.

Вот как описывает уже послевоенную сдачу итоговой проверки в полку знаменитый писатель и перебежчик, сам участник данной проверки Виктор Суворов:

«В 5-й роте комиссия проверяла подготовку водителей бронетранспортеров. Всем в полку было известно, что водители имели в основном теоретическую подготовку. Тем не менее, все десять справились с вождением бронетранспортера по пересеченной местности и все получили отличные оценки. Лишь много позже узнал секрет. Командир роты готовил не десять, а только пару водителей. И только на их подготовку было истрачено все топливо. Во время проверки водители по очереди забирались в бронетранспортер, где уже прятался один из двух этих асов. Едва очередной водитель закрывал люк, на его место садился ас. Вот и вся разгадка. Если бы топливо и моторесурс был разделен поровну на всех водителей, то все десять получили бы удовлетворительную, а некоторые и хорошую подготовку. Но нам этого мало! Давай отличников! И их давали. Это оборачивалось тем, что рота была полностью небоеспособной».

Во всех вышеприведенных примерах видно, что на основе недостоверной и запаздывающей информации невозможно принимать решения, адекватные ситуации. Поэтому бороться с этим явлением, конечно, нужно. Тем более, что, если оставлять такие случаи безнаказанными, то данный стиль управления может быть применен теми же самыми людьми и в чрезвычайных режимах: в условиях боевых действий или чрезвычайного положения.

Учитывая изложенное, необходимо уже сейчас, в мирных условиях, выявить причины данного пагубного явления, а также условия, ему способствующие.

По мнению автора, здесь множество причин (желание выслужиться и сделать карьеру, соответствовать поведению определенного круга и др.), однако главной из них является страх наказания, которое будет применено к чиновнику за правдивый доклад. Причем автор доклада не обязательно сам виноват в неисправной технике, неотремонтированных домах, слабой успеваемости, здесь возможны и объективные причины (недостаток финансирования и времени, физическая невозможность выполнить требования законодательства, виновные действия других лиц и пр.), но наказание все равно грозит представившему доклад с недостатками. Поэтому чиновники врут. Поэтому во всеобщем вранье виноват не только такой недобросовестный чиновник, но и его вышестоящие начальники, да и уже сложившаяся такого рода практика вокруг. А согласно законам бихевиоризма, попадая в коллектив, человек перенимает правила поведения, которые в этом коллективе приняты, даже если ранее он и не собирался заниматься очковтирательством. Жизнь в бюрократической системе управления задает подчиненному определенный стандарт поведения.

Поясним данную позицию.

Деятельность любого начальника оценивается по определенным параметрам. В идеале она должна оцениваться по умелому руководству им подчиненной организацией и зависеть от эффективности деятельности самой организации.

Главное назначение любой военной организации — постоянная готовность к отражению агрессии врага, вооруженная защита целостности и неприкосновенности территории, а также выполнение задач в соответствии с международными договорами. Значит, именно по данным критериям и нужно оценивать функционирование данной организации, по критерию: готова или не готова она выполнить боевую задачу.

Аналогично нужно оценивать и руководителя любой военной организации — может ли он на своей должности выполнить поставленную задачу. Обратите внимание: именно должностное предназначение военнослужащего, именно его должностные обязанности (а не общие, специальные, внештатные и т.п.) в наибольшей степени влияют на эффективное выполнение воинским формированием своей боевой задачи. Следовательно, именно знания, умения и навыки по занимаемой должности, его умение руководить подчиненными и должны быть главным критерием оценки военнослужащего, а не квадратные сугробы и свежевыкрашенные заборы на закрепленных за ним военных объектах.

Однако существующая система проверок воинских частей построена таким образом, что замечательно знающий свою специальность офицер все равно может получить двойку или даже уволен со службы. Так, при любой инспекции и проверке обязательно проверяются внешний вид личного состава, строевые приемы, прохождение с песней и т.п. Вот поэтому и делают командиры упор на внешнем виде да строевом смотре, затрачивая на тренировки данных мероприятий драгоценные часы в ущерб плановым занятиям и вопросам боевой подготовки. В XXI веке, когда современные войны уже не ведутся штыковыми атаками и путем перестрелки из пистолетов, в программу боевой подготовки любого офицера внутренних войск входит именно выполнение нормативов из пистолета Макарова, причем общая оценка подготовленности офицера ставится не выше оценки по данному предмету. Такого рода примеры можно приводить и далее.

Но это еще полбеды. Сложившаяся еще при СССР система социалистических соревнований с установлением лучшего взвода, лучшей роты, лучшего батальона, полка, бригады и т.д. до настоящего времени действует. По результатам каждого периода обучения, года в приказах старших начальников определяются места среди подчиненных подразделений по воинской дисциплине, по службе войск, по травматизму и т.п. Такая система неизбежно ставит каждого командира перед прискорбным фактом: не важно, как подготовлено вверенное тебе подразделение или часть, важно, как ты сумеешь пустить пыль в глаза комиссии, проверяющему, как сумеешь их обмануть или умаслить, чтобы в дальнейшем завоевать место в рейтинге, и желательно одно из первых. Ведь командира, оказавшегося на последнем месте, ругают на совещаниях и в приказах, берут его на дополнительный контроль, что легко может привести к снятию его с должности.

Можно сравнивать работу командира воинской части и не с кем-то другим, а с аналогичным периодом прошлого года и опять-таки обнаружить снижение результатов служебной деятельности. И за эту отрицательную динамику тоже его ругать, требовать объяснений, поднимать на совещаниях как худшего и т.п. Объективные трудности в объяснениях такого руководителя мало принимаются во внимание, ведь вне зависимости от них у него есть обязанности умело руководить, постоянно поддерживать, принимать меры и отвечать, отвечать за все.

По мнению автора, у командира воинской части — практически невыполнимые в полном объеме обязанности. И при строгом контроле всегда найдется, за что, за неисполнение какой именно обязанности, его можно наказать.

У командира полка в подчинении около тысячи военнослужащих. Но, в отличие от руководителя гражданского предприятия (учреждения) с таким же количеством подчиненных, командир полка отвечает за них всегда: и при нахождении подчиненного в отпуске, в нерабочее время. Травмы и правонарушения подчиненного, полученные даже не на службе, все равно будут учитываться в сводках и докладах о состоянии безопасности военной службы воинской части.

Как выживают и даже делают карьеру командиры в условиях, когда в полном объеме все свои обязанности даже при старании они выполнить не могут? Они стараются наладить неформальные отношения со старшим руководителем, который тоже понимает, что при желании он всегда сможет найти недостатки у подчиненного и его наказать. Но этот подчиненный старается, усиленно работает, принимает меры, чтобы недостатков в его воинской части было меньше. И хотя недостатки всегда есть, их можно не замечать. До поры, до времени, пока такой командир не попадет в немилость. Тогда у него можно строго и принципиально найти множество недостатков, и такого командира быстро и на законных основаниях убрать как не справившегося с выполнением обязанностей по занимаемой должности.

Зачем же в таких условиях командиру самому провоцировать старшего начальника на негатив и показывать ему в докладах абсолютно правдивую, но вряд ли благостно воспринимаемую наверху информацию об имеющихся недостатках, которые можно скрыть на своем уровне?

Старших руководителей тоже устраивают радужные доклады без недостатков, даже если они знают, что доклады неправдивые. Ведь когда в подчиненных частях (судя по докладам) все великолепно, то в этом есть и заслуга самого старшего начальника. Это он так организовал работу подчиненных, он своими приказами направил их деятельность в нужное русло, он на основе полученных бравых докладов от подчиненных составит свой доклад еще более старшему начальнику, что у него все хорошо. А за умелое руководство воинским коллективом, за отсутствие недостатков на вверенном участке работы можно получить поощрение, высшую должность, премию и т. п.

Но такая система обмена информацией вредна самому военному управлению и боевой готовности воинских формирований (в мирное время), выполнению боевых задач (в военное время).

Подводя итог, считаю необходимым предложить свое видение по устранению очковтирательства в докладах воинских руководителей:

1. Поскольку в армейской среде весьма жестко действует принцип единоначалия, а демократические начала невозможны ввиду режима секретности и обязанности военнослужащего выполнить приказ даже под угрозой своей жизни, то изменить сложившуюся ситуацию возможно лишь сверху. Для этого нужна политическая воля высшего руководства страны и военных ведомств.

2. Если подчиненный знает, чувствует, что его необъективная информация и лесть воспринимаются начальником без какой-либо проверки, и наоборот — правдивая информация вызывает негативную реакцию в отношении ее автора, то подчиненный почти всегда будет врать начальнику. Чтобы этого избежать, необходимо построить систему контроля объективности докладов, наказывать представших лживые доклады командиров (начальников) за это, о чем сообщать другим воинским начальникам соответствующего ранга.

3. Чтобы командиры не боялись говорить правду, показывать ее в докладах, необходимо пересмотреть обязанности основных должностных лиц воинской части. Эти обязанности необходимо, во-первых, более точно сформулировать — с тем, чтобы командир не отвечал «за все подряд». Ответственность любого руководителя должна наступать только в соответствии с принципом его вины и с учетом наличия у него фактической возможности выполнить предписанные ему обязанности. Страх наказания за объективные недостатки не должен побуждать командира врать в докладах. А во-вторых, при определении обязанностей командиров (начальников) необходимо учитывать имеющиеся у них временные и людские ресурсы. В идеале необходимо провести расчеты трудовых затрат на выполнение конкретных должностных обязанностей, выполнения общих и специальных обязанностей, мероприятий распорядка дня и т.д. и сопоставить их с 40-часовой рабочей неделей. Кроме того, полагаю, что обязанности основных должностных лиц полка в Уставе внутренней службы ВС РФ необходимо считать типовыми, конкретные же обязанности необходимо разрабатывать старшим начальником для каждого из командиров.

4. Критерии оценки военнослужащих и особенно командиров необходимо определять, исходя из штатно-должностного предназначения, а не так, как зачастую практикуется — по умению ходить строем и ровнять сугробы силами подчиненных.
Автор: Глухов Е. А., кандидат юридических наук, подполковник юстиции
https://topwar.ru/101037-ochkovtiratelstvo.html
Просмотров: 116 | Добавил: soldiersfathers | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]