Вторник, 19.06.2018, 13:28 Приветствую Вас, Гость
mail@soldiersfathers.ru
Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Календарь
«  Август 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Главная » 2014 » Август » 20 » Из воспоминаний участника Великой Отечественной войны – работника органов военной прокуратуры полковника юстиции Сидоренко Ю.И.
17:12
Из воспоминаний участника Великой Отечественной войны – работника органов военной прокуратуры полковника юстиции Сидоренко Ю.И.

 Справочно: Сидоренко Юрий Иванович - на 9 мая 1945 года занимал должность воздушного стрелка и имел звание младшего лейтенанта. Служил в органах военной прокуратуры с 1955 г. по 1973 г.

Помощник военного прокурора Ленинградского гарнизона, полковник юстиции.

Родился 18 августа 1923 г. В 1940 г. закончил школу и поступил в Днепропетровский институт железнодорожного транспорта имени А.В. Кагановича. В этом же году в институт приехал лейтенант в авиационной форме – отбирать молодых комсомольцев в днепропетровский аэроклуб. Это и определило дальнейшую судьбу Сидоренко Ю.И.

 

Из воспоминаний Сидоренко Ю.И.

Уже год длилась 2-я мировая война. В конце 1940 г., по решению комсомольского собрания Днепропетровского института железнодорожного транспорта, я и несколько моих сокурсников, были рекомендованы для учебы в Днепропетровском аэроклубе им. П.Д. Осипенко.

Стране надо было готовиться к войне. Все военные летные училища были переименованы в авиашколы и стали выпускать летчиков и штурманов пилотами и стрелками-бомбардировщиками в звании сержантов. Было необходимо «дать стране 100 тысяч летчиков», ибо нужно было «летать выше всех, дальше всех, быстрее всех», так как «кто силен в воздухе, тот вообще силен!» Демонстрировались с большим успехом кинофильмы «Пятый океан» и «Истребители».

1-го января 1941-го года я стал курсантом Павлоградской авиашколы стрелков-бомбардиров (Днепропетровская обл.).  Первые полгода курсантской жизни мы пели строевую песню «Если завтра война», а затем строевой песней стала новая - «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой...».

Началась Великая Отечественная война.

В конце лета 1941 года наша авиашкола перебазировалась в Челябинск, где соединилась с такой же авиашколой – старейшим Челябинским военным авиационным штурманским училищем.

В мае 1943 года в числе других сослуживцев я прибыл на Юго-Западный фронт (позже 3-й Украинский). Нескольких младших лейтенантов, в том числе и меня, назначили воздушными стрелками в 955 Штурмовой авиаполк 305 Штурмовой авиадивизии 9-го смешанного авиакорпуса 17-й Воздушной армии. Я был зачислен в экипаж пилота старшего сержанта В. Акуленко, бывшего летчика-инструктора Тамбовской авиашколы пилотов.

В это время была создана разведывательная эскадрилья, в состав которой был включен наш экипаж и ещё три экипажа ИЛ-2 из 955 ШАП. Кроме штурмовиков в эскадрилье было 6 истребителей ЛА-5. 17 августа 1943 года в воздушном бою с двумя «мессерами» наш самолет был подбит и загорелся. Перетянув Северский Донец, наш самолет приземлился на южном берегу реки в расположении наших войск. Я получил осколочные ранения спины и ног. В будущем наш экипаж, совершив 86 боевых вылетов, сменил по разным причинам 11 самолетов ИЛ-2. Так накануне своего 20-летия, я получил первое боевое крещение на 5-м боевом вылете.

Перед форсированием Днепра наземному командовании понадобились фотоснимки плотины Днепрогэса, взорванной немцами при отступлении за Днепр. Наземным войскам необходимо было определить степень разрушения плотины, чтобы по ней перебросить на правый берег реки танки и тяжелое оружие.

Командир корпуса Толстиков поставил перед нашим экипажем задачу: сфотографировать плотину с малой высоты и близкого расстояния. Сложность и опасность этого полета состояла в том, что под огнем зенитных орудий с острова Хортица во время фотографирования через борт самолета нельзя было маневрировать – изменять курс и высоту полета. Выполнение этой боевой задачи генерал Толстиков поручил нашему экипажу. Под огнем сильного зенитного артогня мне удалось с малой высоты и близкого расстояния сфотографировать плотину с обеих сторон. Снимки понравились нашему командованию. Я был награжден орденом Славы 3-й степени.

В начале осени 1944 года войска 3-го Украинского фронта вышли к оборонительным рубежам болгарской границы и вели разведку над Болгарией. Вскоре нашу разведывательную эскадрилью расформировали. Экипажи штурмовиков возвратили в 955 ШЛИ, а всю 305 ШАД лётом, с одной посадкой в Смоленске, перебросили на 3-й Прибалтийский фронт. В составе двух вакантных должностей на бомбардировщиках для нас не оказалось и трех младших лейтенантов, в том числе и меня, отправили на учебу в Харьковское авиационное училище штабных командиров ВВС СА в город Алма-Ату, куда было эвакуировано это училище.

В День Победы эшелон нашего училища следовал через Казахстанские степи в город Липецк, где произошло соединение нашего училища с Липецкой высшей офицерской школой воздушного боя. По окончании Липецкой высшей офицерской школы я продолжил службу в Бакинском округе ПВО, а в 1950 году стал слушателем Военно-юридической академии. Уже будучи слушателем Военной академии, я получил награду от Болгарского правительства - медаль «За Отечественную войну» в Болгарии. Это случилось через 5 дней после окончания войны.

01 марта 1955 года по окончании академии я был назначен военным следователем прокуратуры 25 Воздушной истребительной армии в городе Ленинграде. Однако тогда этой армии уже не существовало. Она была объединена с Ленинградским районом ПВО в Особую ленинградскую армию ПВО. Через неделю после начала службы в военной прокуратуре, 7 марта 1955 года я выехал на станцию Ладожское Озеро для расследования убийства солдата – повара Филиппова. Около засыпанного снегом тела был обнаружен кусок водопроводной трубы в виде клюшки. Ранее эту «клюшку» видели на территории зимнего артлагеря «Море». В течение ночи убийца был найден.

После 7 лет службы в ВП OЛAПBO я был направлен продолжать службу в ГДР на должность помощника военного прокурора 20 гв. армии (бывшая 4 танковая армия времён войны). С частями этой Армии с августа по ноябрь находились в Праге.

После шестилетней службы в военной прокуратуре 20-й армии в ГДР и в Чехословакии я был назначен помощником военного прокурора Ленинградского гарнизона.

В начале ноября 1968 г. я прибыл в Ленинград. В это же время на должность военного прокурора гарнизона прибыл генерал Попов Л.Г., прекрасный руководитель, замечательный, умный и справедливый человек.

В 1973 г. я был уволен в запас. Полученные на фронте ранения дали о себе знать, я стал инвалидом войны 2-й группы.

Таков мой путь службы Отечеству.

Военная прокуратура Санкт-Петербургского гарнизона

ул. Шпалерная, д. 19, Санкт-Петербург, 191187, тел. (812) 494-22-22,

факс (812) 272-43-74

Просмотров: 443 | Добавил: soldiersfathers | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]